23:21 

Высокое искусство~NC-17~ГП/СС, ГП/ЛМ~Романс~Макси~в работе (гл.3)

Frau aka Zehel
Наряжаясь призраком и играя среди мертвецов помни - ты к ним присоединишься!
Название: Высокое искусство
Автор: Frau aka Zehel
Бета: Сама себе бета. Тапки принимаются.
Пейринг: СС/ГП, ЛМ/ГП, ГП/ДМ, ГП/СС/ЛМ может быть будут еще...
Рейтинг: NC-17
Тип: СЛЕШ
Жанр: РОМАНС, ПРИКЛЮЧЕНИЯ
Размер: макси
Статус: в работе
Дисклеймер: Персонажи тети Ро, идею фика не отдам никому!
Саммари: Жестокое наказание родственников обернулось для Гарри Поттера трагедией. Но так ли все плохо? Ведь он Великий волшебник!
Размещение: с моего разрешения, если действительно появится такое желание.
Предупреждение: чен-слеш - это по минимуму =)



Глава 3

[POV Гарри Поттера]

Жизнь удивительная штука… Разве мог я мечтать оказаться в месте подобном этому? Мог ли думать, что встречу людей, способных излучать такое яркое сияние? Нет… То, что сейчас происходит – просто невероятно…
И этот дом…
Когда профессор вышел, я поднялся с кровати и подошел к окну. Увидеть что-то мне было, конечно, не дано, но вот ощущение, которое я испытал, вдыхая свежий запах жасмина, было намного ярче, чем любая картинка из моих воспоминаний. Теплое солнце согрело мне лицо, ласково облизывая кожу. В который раз за этот день по губам скользнула улыбка. Я так давно не улыбался… Вот так открыто…
Разворачиваюсь лицом к комнате. Странное дело, когда мы шли с профессором по коридорам, мне показалось что Мэнор, так назвал дом мистер Малфой, живое существо. Я всей своей сущностью чувствовал несмелые прикосновения, но точно знал, что никто меня не касается по-настоящему. Даже сейчас я ощущаю настороженное внимание.
- Я не причиню тебе вреда… - зачем-то решил уверить я здание и с удивлением отметил, что сияющая поверхность стены дрогнула. На меня повеяло холодом, как бывает, когда открываешь холодильник. Такое мимолетное дыхание зимы в любое врем года…
- Обещаю, что не причиню вреда тебе и твоим хозяевам… - решил уточнить я. Почему-то показалось, что для дома это важно.
Воздух вокруг меня завибрировал и стал неприятно вязким. Я начал задыхаться, горло сдавило болезненным спазмом. Сил не было даже на то, чтобы двинуть пальцем, не то, что закричать.
Коленки подогнулись и недавно залеченные ладони ощутили мягкую поверхность ковра. Яркая картинка покачнулась и стала меркнуть. Голова закружилось и сильно затошнило. А потом навалилась такая тяжесть, что я не выдержал и потерял сознание.

[/POV Гарри Поттера]

***

Северус медленно выцеловывал замысловатые узоры на животе сидящего на столе любовника. Люциус откинул голову назад, блаженно зажмурив глаза и получая от бесхитростной ласки невероятное удовольствие. Его ноги обнимали увлеченного брюнета, занявшего хозяйское кресло, за талию, а руки мяли лист дорогого пергамента, в попытке ухватиться за реальность.
- Боже, Сев, как же я соскучился по твоим рукам и губам… - выдохнул аристократ, еще больше прогибаясь в пояснице… - Ненавижу Дамблдора за то, что он постоянно стремиться держать тебя при себе… Ты – мой змей-искуситель… Мой личный наркотик, без которого я не мыслю себя в этом мире…
- Можно считать это признанием в вечной любви? – ласкающие губы растянулись в улыбке, и их заменил юркий язык.
- Тебе ли не знать, что ничего вечного не существует?.. - Люциус закусил губу, сдерживая стон.
Снейп не ответил. Его руки скользнули по внутренней стороне бедер партнера, разводя ноги в стороны. Блондин выпрямился, запуская пальцы в глянцевую волну черных волос.
- Я люблю тебя, мой зельевар. Никому не признаюсь, но это так… И ты знаешь об этом…
Люциус почти грубо запрокинул голову любовника назад и впился в его губы, как жаждущий в стакан с водой. Северус откинулся на спинку кресла, стягивая Малфоя к себе на колени. Он и не сопротивлялся, наоборот, с силой обхватил бедра партнера коленями, теснее прижимаясь к разгоряченному телу.
Поцелуй длился, казалось вечность, заставляя забыть, как дышать самостоятельно. Но в какой-то момент по телу аристократа прошла яростная волна дрожи. Его буквально тряхнуло. И если бы мастер зелий не удерживал сильное и гибкое тело, Люциус непременно упал бы на пол. С губ блондина сорвался жалобный стон. Руки непроизвольно сжали ткань темной рубашки любовника.
- Люциус? – Северус прижал Малфоя к себе, не позволяя ему делать резкие движения.
- Больно, Сев… Такое ощущение, что мне загнали раскаленный прут в позвоночник… - аристократ в приступе новой боли прикусил подставленное ему плечо.
Мастер зелий поднялся из кресла, удерживая партнера на руках, и перенес его на диван, установленный напротив камина.
- Почему такое могло случиться? – обеспокоено спросил мужчина, опускаясь на колени рядом с другом.
- Я ничего не понимаю… Перед глазами мелькают какие-то образы, но я ничего не могу разобрать. Все смазано… - Люциус часто дышал, пытаясь успокоить боль. – Одно могу сказать точно, это магия Мэнора насылает их…
- Такое было раньше?
- Да, когда я вступил в наследство и принял титул Лорда. Во время закрепления обязательств перед этим домом происходило что-то подобное…
Северус молчал. За последние несколько часов произошло слишком много необычного, чтобы иметь возможность сделать хоть какие-то логические выводы.
Еще с минуту тело Малфоя ломали приступы боли, а потом все прошло, как будто и не было.
- Я пойду, проверю подвалы. Не нравятся мне такие всплески родовой магии, - аристократ накинул на плечи рубашку и быстрым шагом направился к потайному ходу в подземелья Мэнора.
Северус же решил подняться и проверить состояние Гарри Поттера. Кто знает, как на него повлиял этот всплеск?

***

Картина, открывшаяся глазам зельевара, заставила вздрогнуть и замереть на секунду на месте. Гарри лежал на полу, лицом вниз, изогнувшись в неестественной позе. Изо рта и носа мальчика текли тонкие струйки крови, а правую руку, выглядывающую из большого рукава, оплетал тонкий золотистый жгут Непреложного Обета.
Северус кинулся к бессознательному ребенку, подхватывая того на руки и укладывая поверх покрывала на кровать. Несколько диагностических заклинаний показали, что в физическом плане с мальчиком все в порядке. На счет психического говорить не приходилось. Нужно было привести Гарри в сознание.
- Enervate, - шепнул мастер зелий, вкладывая как можно меньше силы, чтобы пробуждение было максимально естественным.
Длинные ресницы затрепетали, веки открылись, обнажая яркие изумрудные глаза.
- Профессор? – голос мальчика звучал хрипло, даже с надрывом.
- Ты помнишь, что случилось? – Снейп старался говорить как можно мягче, не выдавая своего беспокойства.
- Хм… Только обещайте, что не сочтете меня сумасшедшим… - последовал неуверенный ответ.
- Обещаю.
- Когда мы с вами шли по коридору, я почувствовал, что меня как будто кто-то прощупывает… Тоже самое повторилось и в комнате. Не знаю почему, но мне показалось, что это дом… Знаете, я не люблю когда меня боятся. А Мэнор меня боялся и не доверял мне… В общем я пообещал ему, что не причиню вреда ни зданию, ни людям которые в нем живут… А потом я начал задыхаться. И сил не было позвать кого-то на помощь… Это все… - Гарри внимательно посмотрел на зельевара. – Вы взволнованы, почему?
- Если позволишь, я начну, как говорят магглы, от печки. В Древние времена, когда язык в том виде, в котором мы его знаем, еще не был изобретен, каждое слово, каждый звук несли в себе глубинный смысл. Первородная магия откликалась на призывы людей, выполняя их самые примитивные, на тот момент, желания. Люди развивались, вместе с ними развивался и язык. В том числе – магический. Многие забыли, что в словах есть не только набор произносимых букв, но еще и природная сила. Мы облекаем в слова свои желания, а это самая могущественная магия. В мире магглов произошли коренные изменения. После страшных событий времен Испанской Инквизиции магия ушла с земли, где жили обычные люди. Вспомни хотя бы Литл-Уинкинг. Чувствовал ли ты там себя так же, как в этом доме?
- Нет… - покачал головой Гарри. – А вы не скажите, что такое Инквизиция?
- Ты наверняка слышал о Боге и церкви. Так вот представители церкви, кто-то из зависти, кто-то, искренне ненавидя, стали нападать на магов, подвергая их гонениям и страшным карам. В те времена ночью можно было перемещаться так же спокойно, как и днем, столь ярко горели карающие костры. В историю эти казни вошли под названием Инквизиция. Конечно же, Испания не единственная страна, в которой господствовала Инквизиция, но там это явление достигло небывалых масштабов. Наравне с волшебниками в огне сгорали ни в чем не повинные женщины и дети… Магия такого не прощает. Удача на многие века покинула простых людей, ввергая их мир в эпоху войн и кровопролитных конфликтов.
То, что произошло с тобой сегодня, с одной стороны, показывает твою силу, но с другой, хорошо иллюстрирует тезис о краткосрочности нашей памяти. Ты поистине великий маг, раз смог прикоснуться к Кровной магии чистокровного рода, но по незнанию, ты дал Непреложный Обет. Это нерушимая клятва, нарушение которой карается смертью. Формулировка закрепленного обещания слишком размыта и это меня сильно беспокоит. Магия может счесть вредом убийство, а может наказать за глупую подножку. Радует одно, от этой клятвы можно освободить. Люциус как глава рода может провести отменяющий ритуал.
- Но тогда Мэнор снова начнет меня бояться, а я этого не хочу! – тихо пробормотал мальчик, тщательно анализируя услышанную информацию.
- Не будет, Гарри. Я внесу тебя в список доверенных лиц, и этот дом будет воспринимать тебя как друга, - послышался голос Люциуса от двери.
- Правда? – спросил мальчик, которого появление аристократа ни сколько не удивило.
- Правда, - улыбнулся мужчина. – А сейчас, давайте пойдем и поедим. Я познакомлю тебя со своим сыном, Драко. Он тоже в этом году поступает в Хогвартс. Так что вам будет о чем поговорить.

***

Драко вернулся в конюшни только к обеду. Наследник Малфой разумно рассудил, что раз у отца гости, можно без зазрения совести провести этот день так, как ему хочется. Мальчик спустился к озеру. Отпустив коня пастись в тени небольшой рощицы плакучих ив, он скинул с себя одежду и с разбега окунулся в прохладную воду. Драко любил воду, мог часами не вылезать из ванны или бассейна, наслаждаясь ощущением стекающих по телу струй. Нарцисса шутила, что в ее сына подменили в колыбели, подкинув старинному роду ребенка русалки. Мальчик не обижался на такое заявление матери. Он точно знал, что является ребенком своих родителей, и что ни один из них не откажется от него, кем бы он ни был.
Вот и сейчас, мальчик с силой рассекал водную гладь, получая от этого занятия невероятное удовольствие.
Солнце медленно проползло по небосклону. Тени сменили направление, показывая юному Малфою, что пора возвращаться домой. Опаздывать к столу считалось дурным тоном, и Драко не хотел выслушивать наставления отца по этому поводу.
Обсохнув и одевшись, мальчик подтянул подпруги и вскочил в седло. Дорога обратно заняла немного больше времени, чем к озеру. Дневной зной с силой бил в лицо, убивая всякое желание увеличивать скорость при езде.
Разложив снаряжение по местам, приведя коня в порядок, Драко закрыл двери стойла и направился в душ, располагающийся здесь же, в конюшнях. Наскоро ополоснувшись и переодевшись в заранее подготовленный костюм, мальчик прошел по узкой мощеной дорожке к дому. Уютная прохлада Мэнора окутала наследника, успокаивая чувства и мысли. Вдохнув всей грудью, Драко прошел через двойные двери обеденного зала.
- А вот и Драко, - поприветствовал вошедшего Люциус, поднимаясь на встречу сыну.
Мальчик широко улыбнулся, проходя к своему месту за столом и только тут замечая новое лицо. Осознав свою оплошность, Драко моментально надел одну из выработанных им за одиннадцать лет масок вежливой отчужденности.
- Отец, - мальчик кивнул родителю. – Я не знал, что гости остались на обед. Здравствуй крестный. Рад тебя видеть.
- Драко, позволь представить тебе еще одного нашего гостя, - по лицу Люциуса было видно, что он гордится сыном. – Это Гарри Поттер.
Многих усилий стоило белокурому ребенку удержать на лице маску. В душе он совершенно бесстыдно открыл рот. Да и было с чего. Сам Гарри Поттер в их доме!
- Мне очень приятно, - Драко вздернул подбородок.
- А он забавный… - улыбнулся Гарри.
На лице Малфоя-младшего вспыхнули два ярких пятна.
- Да как ты!.. – начал было мальчик, но его прервал оклик отца.
- Драко! – Люциус неодобрительно смотрел на сына. Между светлых бровей залегла гневная складка.
- Это я виноват, мистер Малфой. Меня никто не учил манерам… Мне не стоило вот так в лицо высказывать Драко свое первое мнение… - Гарри встал со своего места рядом с Северусом и подошел к младшему блондину.
- Я прошу прощения, Драко.
Малфой неуверенно посмотрел на Поттера, но кивнул.
- Извинения приняты.
Гарри улыбнулся и протянул руку для пожатия.
- Гарри Поттер.
- Драко Малфой, - мальчики пожали друг другу руки.
- Прекрасно, а сейчас я предлагаю всем пообедать. Все разговоры отложим на потом.
Дети сели по местам.
- Прости отец, а где мама?
- Она отбыла с Леди Паркинсон в Косой переулок. Как сказала мне твоя мать, ее подруга откапала в антикварном магазине припрелестнейший гарнитур для гостиной, - Люциус поморщился, показывая свое отношение к таким мелочам. – Думаю, они с Леди Паркинсон пообедают у Хавьера.
- Да, давно мы не были у Хавьера. Уверен он на тебя в обиде, отец.
- Мы с Хавьером слишком давно друг друга знаем, чтобы он обижался по таким пустякам.
- А я склонен согласится с Драко, Люц. Мы не заходили в его ресторан уже три месяца. Ни сколько не удивлюсь, если после этого в твоем любимом греческом салате ты обнаружишь какое-нибудь неприятное зелье вместо масла.
- Какой ты добрый, Сев… - сморщил нос аристократ. – Ладно, предлагаю навестить Хавьера в наш поход в Косой переулок. Думаю, Гарри очень понравится штрудель от шеф-повора.
- Хм… Я никогда не ел штрудель… Так что не знаю что это такое… Но поверю вам на слово, что он мне понравится, - отозвался мальчик.
На мгновение в столовой повисла гробовая тишина.
- Что? – тихо спросил Гарри, уловив изменение в настроении сидящих за столом людей.
- Гарри, штрудель - это обычный яблочный пирог, который подают с мороженым… - удивленно произнес Драко, глядя на нового знакомого широко открытыми глазами.
- Я и мороженого никогда не ел, - пожал плечами темноволосый мальчик, невозмутимо отправляя в рот кусочек картошки.
Старшие маги переглянулись между собой, и Люциус явственно уловил волны яростного гнева, исходящие от зельевара. Их уловил не только аристократ. Сидящий рядом с Северусом Гарри кинул на мужчину вопросительный взгляд.
- Кажется, у меня появилось еще несколько счетов к твоим родственникам, Гарри. А еще, пара вопросов к одному старому дураку, который мог допустить такое…
- Давайте не будем портить друг другу аппетит и спокойно поедим… - встрял Люциус.
Дальнейшая трапеза прошла мирно, сопровождаясь тихим разговором на отстраненные темы.
На десерт подали истолченный в крошку лед, политый мятным и вишневым сиропом. Гарри осторожно набрал лакомство в ложку и отправил в рот. Все остальные, сидящие за столом стали свидетелями ни чем не прикрытого восторга, большими буквами написанного на его лице. Никогда прежде не евший сладкого ребенок пребывал в данный момент на седьмом небе от счастья.
Драко даже ложку отложил, испытывая непонятно откуда взявшийся стыд за то, что он уже давно не испытывает подобной радости от сладкого, считая его присутствие в своей жизни в порядке вещей.
Люциус же внимательно смотрел на Снейпа, на лице которого было написано тоскливое понимание. Когда-то давно, когда им обоим было по одиннадцать лет, Северус был таким же, как и Поттер сейчас – забитым, ненормально худым и одиноким. Гарри повезло, что Северус забрал его у родственников раньше, чем он пошел в школу. Трудно представить себе масштаб катастрофы, если бы мальчик попал в Хогвартс неподготовленным, как это произошло с мастером зелий. Люциус до сих пор благодарил Мерлина, толкнувшего его подружится с ершистым слизеринцем. Время, прошедшее в попытках пробиться сквозь титановые щиты, которые установил вокруг себя маленький Снейп, окупилось сполна. Северус был и остается уникальным человеком. Холодный и жесткий на людях, он мягкий, заботливый и понимающий в кругу доверенных лиц. Нет ничего, что этот человек не мог бы сделать для своей семьи, коими, уже много лет, были Малфои. Казалось, если его попросят, он и луну с неба достанет.
Оставалось надеяться, что Гарри будет столь же верным своим суждениям, а не сбежит, узнав о темном прошлом зельевара. Мальчик действительно разглядел в Снейпе то, что тот прятал ото всех. Но он еще не знает всей жестокой реальности, окружающей их семью. Что будет, когда правда об их прошлом всплывет наружу во всей своей отвратительной красе? Вопрос, на который пока нет ответа.
- Большое спасибо. Было очень вкусно, - произнес Гарри, кладя ложку обратно на блюдце.
- Я рад, что тебе понравилось, - искренне ответил хозяин дома, чуть склоняя голову. – Чем ты собираешься сейчас заняться, Драко?
- Я хотел пойти почитать в библиотеку, отец. Вчера я нашел интересный рукописный фолиант по боевой магии.
- Очень хорошо. Но не забудь про чай. Думаю, твоя мама уже вернется к тому времени с прогулки и будет очень не довольна, если мы не соблюдем традиции, - Люциус слегка улыбнулся.
- Да, отец, - Драко поднялся из-за стола и, коротко поклонившись всем присутствующим, удалился.
- А мы с вами пойдем в ритуальный зал и снимем с тебя, Гарри, оковы Неприложного обета, после чего посетим мой кабинет, где ты сможешь задать накопившиеся вопросы.
Мальчик кивнул и поднялся на ноги, терпеливо ожидая пока Малфой-старший отдаст эльфам нужные распоряжение.
Северус снова взял Поттера за руку, и они вместе двинулись в сторону подземелий.
Когда тяжелая железная дверь с громким лязгом открылась, мальчик вздрогнул и инстинктивно прижался к своему провожатому.
- Что такое, Гарри? – Снейп остановился, внимательно вглядываясь в лицо ребенка.
- Там что-то страшное… - выдохнул Гарри, глядя в темноту коридора.
Северус вопросительно посмотрел на Люциуса.
- Страшное? – почти ласково спросил аристократ.
- Да… Большое, холодное и жестокое…
Малфой, не сводя взгляда с мальчика, шагнул в проем двери и замер через несколько шагов.
Глаза ребенка распахнулись еще больше, а маленькая ручка, с невероятной для нее силой, сжала пальцы зельевара.
- Что это?..
- Гарри? – Северус присел перед мальчиком на корточки.
- Он… Она… - мальчик протянул руку вперед. Его пальцы легко погладили воздух, а потом как будто обмотали что-то вокруг себя. – Я не знаю как описать словами то, что вижу… Могу сказать только, что оно очень темное… Почти такое же как отсутствие зрения…
- За этими дверями сокрыта ритуальная комната моего Рода, Гарри, - ответил на это Люциус. – Здесь заключен источник силы всех выходцев Малфоев. Кроме того, источник защищает и питает всех, кто близок нам. Например, мою жену, или Северуса. Я расскажу тебе об этом подробнее чуть позже. Не бойся. С тобой ничего не случится, - мужчина протянул Гарри руку.
Мальчик несмело шагнул к аристократу, крепко сжимая его ладонь своей.
Троица спустилась на два пролета вниз и оказалась в большой круглой комнате с алтарем, освещенной масляными факелами.
Домовые эльфы все сделали как надо. На каменном постаменте лежали чистый отбеленный пергамент, перо с золоченым наконечником и стальная игла. Чуть в стороне стояли чернильница, подсвечник на одну свечу и стеклянный фужер с рубиновой жидкостью.
- Готов? – тихо спросил Северус, вставая с противоположной от алтаря стороны.
- Да, - выдохнул Гарри.
- Я, глава рода Малфой, Люциус Абрахас Малфой, властью данной мне освобождаю Гарри Джеймса Поттера от всех обязательств перед родом и подтверждаю его право на убежище и защиту Мэнора на правах друга семьи.
Эти слова изумрудными чернилами и витиеватым почерком вывела невидимая рука. Люциус взял перо и обмакнул его в чернильницу.
- Гарри, ты должен поставить подпись.
- Но я никогда не подписывался своим именем… только псевдонимом…
- Это не имеет никакого значения. Твоя подпись будет нести магический отпечаток.
Мальчик неуверенно взял перо и оставил на бумаге красивый росчерк, которому позавидовали бы и сильные мира сего.
Люциус поставил свою роспись и взял в руки иглу.
- Я надеюсь, ты не боишься боли.
- После стольких лет проживания с дорогими родственниками я уже ничего не боюсь.
- Тогда… - Люциус быстрым движением проколол безымянный палец себе и Поттеру, после чего приложил их к бумаге. Кровь быстро впиталась в пергамент, повторяя контуры росписей.
Гарри пошатнулся.
- Потерпи еще немного… - шепнул Северус.
Аристократ поднес лист к трепещущему огоньку свечи.
Как только последние хлопья пепла опали на камень Малфой протянул Гарри кубок.
- Пей. Это восстанавливающее зелье. Тебе сразу станет лучше.
Спорить мальчик не стал. Зелье напоминало по вкусу чай с имбирем и легко пилось.
- Спасибо.
- Пойдем. Нам есть о чем поговорить, - позвал Люциус, направляясь к выходу из подземелий.
Северус уже привычным жестом обхватил руку ребенка и они вышли из зала.

@темы: Волдеморт, ГП, Гарри Поттер, Дамблдор, Драко Малфой, Люциус Малфой, Северус Снейп, фанфики

URL
Комментарии
2011-07-12 в 00:04 

ram-kawaii
-Доктор сказал, что у меня харизма.- Не харизма,мама,а маразма.
Глава пахнет волшебством. это чудесно!

когда авторы пишут о родовой магии, о магии замков, когда много волшебства - это ж чистое счастье для поклонников фэндома

у вас Гарри весьма зрелый. Реализованная личность. Наверно, ещё и поэтому старшие маги так с ним учтивы, да?

2011-07-12 в 00:09 

Frau aka Zehel
Наряжаясь призраком и играя среди мертвецов помни - ты к ним присоединишься!
Ну, Гарри определенно взрослее своих сверстников. Жизнь заставила его стать таким.
А Люц и Сев очень хорошо это понимают. Так как сами такие же...

Я очень рада, что вам фик понравился.
Новая глава будет очень скоро =)

URL
2011-07-12 в 22:50 

Ирна
Невыносимых людей нет, есть узкие двери.
Ждемс))))

2011-07-13 в 06:42 

Меланиа_Нокс
Человек — это единственное существо, которое боится быть тем, что оно есть.
Мням, еще одна прелесть:heart::heart::heart:

2011-07-17 в 12:00 

Frau aka Zehel
Наряжаясь призраком и играя среди мертвецов помни - ты к ним присоединишься!
Рада, что вам нравится!!

URL
2011-12-19 в 15:36 

отличный пример стоящего материала

URL
   

Come with me... And I'll show you my chaos...

главная